О Кадзяму

Кадзяму

У многих (если не у всех) лесных народов бытуют представления  о некоем антропоморфном создании, обычно большого роста, покрытом шерстью, которое живет в лесу, пещерах, ущельях, помогает охотникам на промысле и иногда вступает с людьми в половую  связь*1. В похожее таежное существо — Кадзяму (ср. када ‘скала’) верят и орочи*2.

Роста Кадзяму огромного, примерно 3-5 м, голова острая, клинообразная, на руках два или три пальца, ноги кривые в коленях, заканчиваются копытами, похожими на лосиные*3 (см. рис. 38- 39). Однако некоторые орочи считают, что ступни ног Кадзяму такие же, как и у человека, только гораздо больше*4 (см. рис. 40). Кожа на лице черная, тело покрыто густой черной или буро-рыжей шерстью, которая вымазана смолой хвойных деревьев (может быть, это не собственная шерсть Кадзяму, а одежда из лосиных шкур). Это существо питается древесной корой, смолой, мясом, рыбой и т. п. Орочи и ороки Сахалина сходятся в том, что Кадзяму похож на человека — лесного жителя, таежного охотника. Кадзяму могут увидеть в тайге не только шаманы, но и простые люди (иногда и сегодня). Возможно, в тайге обитает целое племя кадзяму [Аврорин, Лебедева, 1978, с.193].

Говорить о  Кадзяму можно только днем; вечером и ночью нельзя — иначе может случиться что-нибудь плохое. Как-то вечером мы все-таки упросили Н. Д. Акунку рассказать нам о Кадзяму. После беседы резко испортилась погода: небо вдруг сплошь затянулось низкими тучами, сильно похолодало. Наш информант расценил это как месть со стороны Кадзяму и очень раскаивался в том, что нарушил запрет.

Живет Кадзяму, как правило, по верховьям рек в пещерах, в скалистых местах. Орочи назвали нам пещеры в скалах на прежнем месте расположения стойбища Датта и на р. Джаур — притоке р. Гур (Хунгари). В последней пещере имеется глубокий колодец, из которого идет дым или пар. Там хранится много продуктов и охотничьей добычи. Кадзяму живет семьей, имеет собак и иногда шаманит — орочи слышали звуки бубна, раздававшиеся изнутри. Кадзяму не любит, когда люди ищут его жилье и вообще приближаются к нему*1. Удэгейцы считают, что Кадзяму обитает среди скал на притоках р. Хор. Сахалинские ороки из пос. Вал, расположенного на реке с таким же названием, полагают, что пещеры орокского «Кадзяму» — Онгены находятся в верховьях их реки. Ульчи из пос. Булава думают, что их лесное существо — Калгама живет в скале Аури недалеко от поселка вниз по течению Амура.

Недалеко (в пределах 1-2 км) от пос. Уськи-Орочской расположено  три места, где обитает Кадзяму. Одно из них мы нашли по схеме, начерченной для нас информантом*2. Скала соответствовала устным описаниям. По мнению жителей села — орочей, это одновременно и скала, и сам Кадзяму, и место его обитания. 

Другое место  находится на сопке Крутой вверх  по течению р. Тумнин. Это вертикальное скальное обнажение около 4-5 м высотой, отдаленно напоминающее каменную кладку. Орочи стараются обходить его стороной, так как и сегодня с ним связывается немало таинственного. В свое время учитель Уська-Орочской школы-интерната Н. П. Сидоров, долгие годы проживший среди орочей и хорошо изучивший их духовную культуру, пытался преодолеть это, на его взгляд, суеверие: доказать, что там нет никакого существа*1. Если от того места подняться еще выше в сопки, перевалить два хребта, то можно достичь третьего места обитания Кадзяму. Это обширное (около 500 м по периметру) скальное обнажение. Причудливой формы камни покрыты разноцветным лишайником и впечатляют воображение*2. Примерно в 20 км от Уськи-Орочской вниз по р. Тумнин находится скалистое место, по-русски называемое Алексеевка (по бывшей деревне Алексеевке). Орочи же, однако, зовут его Кадзяму — здесь якобы и живет великан. Когда-то он украл охотника ороча. Охотник пропал навсегда, и больше его никто не видел*3.

Кадзяму похищает людей, обмазывает их смолой, превращает в себе подобных и оставляет жить вместе с собой. Поэтому охотники боятся его и не пускают детей одних в лес. А однажды люди рода Еминка нашли в лесу ребенка и приютили его. Они подумали, что ребенок сбежал от Кадзяму и заблудился. После этого события охота стала более удачной*4. М. П. Акунка в детстве жила с родителями недалеко от пещеры — жилища Кадзяму на р. Джаур. Если приходилось проплывать в лодке мимо этой пещеры, девочку всегда с головой укрывали шкурой или тканью,

чтобы лесное существо не могло ее увидеть*1. Спастись от Кадзяму можно, только порезав или расцарапав свое тело до крови — лесное существо панически ее боится. Женщина может испугать его менструальной кровью*2. Охранительное действие крови при встрече с Кадзяму можно проиллюстрировать следующим текстом. Давно один дом был, четыре человека — двое детей, отец, мать. Там живя, большие стали, вдвоем ловить рыбу пошли на реку; камня поверх сидя, ловили удочкой мальков. Затем удили когда, головы их темные стали [т. е. «потеряли сознание»]. Позднее поняли: в какой-то дом [их] утащил, в скалистый дом, Кагдяму в свой дом утащил. Затем, притащив,

в том доме смолу  для угощения поставил: сохатого мясо, сало, бруснику, сохатого костный мозг. Затем [ничего] не ели.

Когда [они] так  сидели, в соседнем помещении Кагдяму шаманил со своим (каменным) бубном. Пришел. «Ешьте!» — сказал тот хозяин их. Тогда тот, который был старше, младшего брата своего в нос до крови кулаком ударил, младшего брата своего кровью намазал, младшего брата лицо намазал, свое лицо кровью все намазали.

Хозяин их сказал: «Чертовы дети! тащи [их] домой!» — тех [их] потащил, камня поверх снова  положил. Отец их, мать их искали до вечера тех [их], думали: «в воду упали, потонули, наверное!» Затем ночью нашли  камня поверх. Дети их словно мертвые  тела были. Затем домой притащили.

Затем отец их за шаманом отправился вниз по реке. Утром  рано привез шамана. Тот шаман лечил  тех детей. Шаман когда лечил, здоровые опять стали.

Кадзяму очень удачливый охотник и рыбак. Зверей и рыбу он ловит голыми руками. Понять причину удачливости помогаетпредание.  

Однажды охотник  встретил Кадзяму, шедшего по ручью — прямо по поверхности воды*1. Кадзяму шел, низко опустив голову, и что-то бормотал — это не походило на речь человека, но не было и ревом зверя. Заметив охотника, Кадзяму бросился на него и хотел схватить руками. Однако охотник оказался ловчее и оторвал у Кадзяму мошонку, которая была огромных размеров и свисала у него между ног почти до колен. Прибежав домой, охотник разрезал добычу и обнаружил внутри когти, шерсть всех лесных зверей*2. Выбросив шерсть и когти тигра, хранить которые запрещалось, охотник закопал остальное в землю, и с тех пор его не покидала удача на промысле и вообще в жизни*3.

Иногда охотники оставляли угощение для Кадзяму возле мест его обитания, чтобы промысел был более успешным*4. Раньше они даже изготавливали из дерева с неободранной корой изображения Кадзяму для защиты охотничьей удачи от злого шамана, который мог ее похитить [Васильев, 1940, с. 170].

Зарегистрирован случай изготовления деревянного охранительного амулета Кадзяму. Его вешали над люлькой ребенка для защиты от происков злых духов*5.

*1 М. Т. Акунка  рассказала, что у Кадзяму длинные нога: когда он переходит вброд глубокие реки, вода не достает ему до колен. Нанаец Н. С. Гейкер описал, как Калгана переходит вброд Амур. Так или иначе, как мы увидим из дальнейшего, таежное существо боится замочить свое тело выше колен.

*2 Выше мы  уже упоминали широко распространенное  у орочей и других народов  региона поверье о том, что сохранение подобных трофеев (носа, шерсти, когтей) приносит охотнику удачу на промысле.

Ср. у негидальцев: смелый охотник может подкараулить Калгаму и оторвать висящую между ног «сумочку» с шерстью промысловых животных, которая принесет ему удачу. Калгама будет просить вернуть «сумочку», но охотник должен выдержать семь лет и не поддаваться на уговоры, и тогда он окончательно закрепит за собой охотничью удачу [Цинциус, 1971, с. 177]. 

У нанайцев Калгама ради возвращения своего может даже явиться к охотнику-похитителю под видом прекрасной женщины и постараться родить от него сына — чтобы «сумочка» перешла потом к тому по наследству [Мифологический словарь, 1991, с. 272].

Существует предание о том, как Кадзяму ходил по ночам к понравившейся ему орочке, пока ее муж охотился. Однажды лесной гость забыл у нее свою охотничью сумочку, в которой находилась шерсть промысловых животных. Муж этой орочки стал с тех пор удачливым охотником, т. к. получил талисман промысловой удачи [Васильев, 1940, с. 170]*1. 

Раньше орочские женщины шили себе поясные сумочки для разных мелких вещей. Сумочка сикти шилась из лосиной кожи в форме двух яйцевидных мешочков, соединенных перемычкой [Аврорин, Лебедева, 1978, с. 223].

У охотников  случаются встречи и с Кадзямуженщиной. Когда охотник покидает зимовье, она прибирает, готовит пищу, но при возвращении охотника мгновенно исчезает*2.

*2 Сообщение  М. П. Акунка, пос. Снежный, 1989 г.  Негидальские охотники полагают, что Калгама-женщина может вступить в половую связь с охотником. Если при этом она подарит охотнику волос со своего полового органа, то звери сами будут идти к нему на выстрел и в ловушки [Цинциус, 1977, с. 177].

с.70:

Культ скал

Отдельные группы орочей верят в то, что они произошли  от скалы, утеса или пещеры. Так, например, Акунка (<— Акур) ведут свое происхождение от скалы Сидаки возле места впадения р. Акур в р. Тумнин, а Тиктамунка — от пещеры Тиктэмун на р.Оенку [Аврорин, Лебедева, 1966, с. 174-175]. По представлениям орочей, носящих сегодня фамилию Мулинка, их предки родились когда-то от одной скалы на р. Мулин, впадающей в р. Тумнин [Лопатин, 1925, с 19].

09

Н. А. Липская  приводит небольшое предание о происхождении  рода Хутунка: «Хутунка род сперва родясь. Хутунка родились вблизи вершины  Хуту (от камня центра). (Хутуха означает центр шаровидного предмета, а так же сердцевину дерева.) Вышли оттуда люди, стали, родились. Много людей стало. Все люди думают, обсуждают. Нашего собственного происхождения реку назовем: Хуту! Оттуда стала река Хуту!»*1.

Согласно мифу, помощник Эндури, создатель орочей Хадау, в свое время родился на свет из каменной люльки Омуа в верховьях р. Хунгари (реально существующий камень с гладкой выемкой). Хадау воспитала одна женщина, которая впоследствии стала ему женой. Позднее она превратилась в скалу Гаппанки*1. В настоящее время люлька Омуа и скала Гаппанки орочами не посещаются, т. к. в тех местах они уже не живут.

На берегу Татарского пролива возле пос. Датта возвышаются  две особо почитаемые орочами  скалы — Мапача ‘Дедушка’ и Мамача ‘Бабушка’ (см. рис. 44, 45)*2. К «Дедушке» нас проводил местный житель, большой знаток орочских обычаев и обрядов, Ким Семенович Пунадинка. Мапача и Мамача расположены на противоположных берегах устья р. Тумнин. Мапача стоит на небольшом мысу недалеко от маяка. Обе скалы хорошо видны из пос. Датта. Если зимой пойти из поселка по льду рек Тумнина и Улики, а затем по морскому берегу, то путь к Мапача займет около полутора часов. Несмотря на это, орочи часто посещают священную скалу, причем не только старики, но и молодежь, иногда — целыми семьями.

По дороге Пунадинка  рассказал нам, что название его  рода происходит от названия южного ветра — пунала, и решительно отверг миф  о рождении предков рода Пунадинка  от корешков травы пунэди (пырея) [Аврорин, Лебедева, 1966, с. 182]. В то же время он не отрицал происхождение орочей от медведя и от скалы Мапача.

Мапача издали походит на простой столб, вблизи же напоминает голову человека. При  соответствующем освещении и  угле зрения без особых усилий можно  выделить лоб, брови, глаза, нос и рот. Ороч предупредил нас, что с пустыми руками к священной

О Кадзяму: 1 комментарий

  1. Информацию о Кадзяму по кускам собрал из разных мест интернета в один рассказик ,чтоб удобней читать было.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.