Акшаша — 2007

После этой экспедиции 2007 года я написал рассказ, но впоследствии он потерялся и как я считал навсегда. И вот на днях я его нашел, чему очень рад, т.к. тот поход был насыщен интересными событиями. Итак рассказ о работе в пещере Акшаша, когда она еще не была частью Мчишты.

10 января

Время 6.20 . Долгожданное сообщение о прибытии поезда Новосибирск-Адлер. Я хватаю вещи и бегу на перрон. Вдали уже виден прожектор тепловоза. Встал я явно не совсем там, где нужно и вагон, в котором ехали сибиряки, протянуло далеко вперед. Пока я бежал до него Великан и Ко уже выгружались. Ба! Знакомые все лица — Юра из Томска и Зоя с Новокузнецка, знакомая еще по экспедиции на Патын в 2005 году. Перетаскиваем груз к пролому в заборе, где уже ожидает микрик  Васи Виллисова — он любезно, как и в прошлом году забросит нас до границы. Пока суть да дело узнаю из разговоров, что экспедиция украинцев на Акшаше вроде пробилась в Мчишту! Дела.… На Казачьем рынке закупаем  продукты, ловим большую тачку и выдвигаемся к переходу. Избежав досмотра, а на Абхазской стороне страховки, спускаемся на площадь, находим  Газель до Блабурхвы. В Гагре обедаем и вскоре мы уже во дворе у Гарика. Погода шепчет. Теплынь, солнце – погода явно суше, чем в прошлом году. Однако снеговая линия гораздо ниже и хорошо видна при подъезде к поселку. Вероятно, снег есть даже в районе Акшаши, а это немногим более 300 м! Гарика дома не оказывается, он повез хохлов в Гудауту, разбираться по поводу кражи их паспортов в Новом Афоне. Сгружаем кули под веранду и делаем первую ходку до верхнего дома. С непривычки тяжеловато и я с трудом преодолеваю серпантин. На базе встречаем заросшего неаккуратной бородой и чумазого украинца, а вскоре из дому выходит заспанная девушка. Узнаем, что еще человека четыре в дыре, причем двое живут вПБЛе. В доме полнейший кавардак, словно после мамаева побоища. На полу толстый слой грязи, а уж о крыльце и говорить не приходится. Не припомню, что бы было что-то похожее в прошлом году при нашем пребывании. Самое печальное – судя по плотности шмуток и рюкзаков, свободного места для нашей ночевки не видно. Куда не глянь все завалено снарягой, спальниками и пр. Ну да ладно – поживем, увидим – может я драматизирую…Оставляем мешки и бежим обратно. На подъеме встречаем группу украинцев во главе с Геной Самохиным несущих по паре наших мешков. Уважаю! Узнаем от Гены про радужные перспективы в Акшаше. По его заверениям сегодня или завтра они планируют прорваться в видимый объем с водопадом – мы явно опоздали к празднику. Планы с ПБЛом подвисают…

Доходим до дома. Здороваемся с Гариком. Последний полон энергии и предлагает нас довезти до конца дороги. Еле отбиваемся – вернее отбивается Великан, от предложения выпить винца. Я и Юра совсем не прочь… От конца дороги все уносим за одну ходку в которой участвует  Гарик и его два сына. Перекусываем супчиком, который нам любезно предлагают хохлы. Между делом слушаем как их дрюкает Гарик за грязь во дворе и мусор. Из дыры приходит очередная группа. Опять рассказы о перспективах и неминуемой стыковки. На нас поглядывают  — мне кажется, как на халявщиков. Из разговоров создается впечатление, что буквально кто-то чуть ли голову в объем уже не высовывал. Завтра вниз пойдет какой-то мего супер проходимый спелеолог. Наши планы висят на волоске. Тем не менее, начинаем готовиться к завтрашней заброске. Нам выделяют небольшой кусок пола в верхнем доме и мы, пользуясь моментом, под шумок освобождаем, чуть ли не половину комнаты, занимая своими трансами все углы. Свинство конечно… но что делать?!

Пакуемся часов до 11 вечера и когда все уже начинают явно тупить, начальник     отпускает нас спать.

11 января

Украинцы сменами ходят в забой, а мы пакуемся и, пользуясь удобным моментом, подбрасываем им  свои мешки. Пакуемся бесконечно долго, обстоятельно и конца края этому процессу не видно. На вопрос Марковского, когда мы выходим Великан отвечает –«Мы близки к выходу как никогда!»Наконец дело подходит к концу. Получается 11 мест, еще три забросили УСАшники. Пакуем особо ценные вещи, и я отношу их на хранение к Гарику. Остающиеся шмутки надежно прячем. Переносим трансы к дыре в две ходки. Когда  иду во второй раз встречаю вышедшего из пещеры Самохина. Он весь светиться от счастья и сообщает, что вот вот…

Разбираем трансы и начинаем спуск. Оставляем три куля, включая генератор перед первым колодцем – это так на всякий случай. Попробуем работать от 220 проведенных москвичами до 2-го Обвального. Вообще свет на ПБЛе это круто. Хохлы с восторгом нам рассказывали, как там тепло и светло. Спору нет, когда на улице минус, то пещерные +12 это просто Ташкент! Правда, до ПБЛа нам пока далеко. Продолжаем заброску. Впереди всей нашей гопки ползет Великан таща за собой три транса-монстр! Я тащу парочку – полумостр. Замыкают  Зоя и Юра. На них двоих еще три мешка. Может, конечно, в других пещерах 2-3 мешка на рыло и норма, но Акшаша дыра своеобразная. Здесь больше лежишь на пузе, чем стоишь, а если вдруг и стоишь, то в основном на карачках. Словом худо-бедно, но груз мы часа за 3-4 доволокли до ПБЛа. Вываливаемся в большой, частично освещенный двумя прожекторами грот. Посреди сложенная из плит кухня, она же столовая. За ней чуть ниже площадка, где растянута палатка – весьма вместительная, человека на 4-5 точно. Слева на больших глыбах разбросаны различные спелеошмутки. Здесь же стоит зарядное устройство и аккумуляторы. Вдоль и поперек натянуты различные шнурки, репики и телефонные провода — для сушки шмуток. Нас встречает молодой парнишка – он живет в ПБЛе уже несколько дней и заряжает аккумуляторы для рабочих смен. Начинаем обустраиваться. Великан уходит к забою – необходимо прояснить ситуацию. Вскоре возвращается и сообщает, что наши украинские кореша или большие шутники, или  были под действием массовой галлюцинации. До стыковки еще как до Китая раком. Варим жор. Великан индивидуал несчастный, нашел себе и Зое местечко для сна в нижней части грота, в уютной нише сплошь заросшей сталактитами. Мы с Юрой люди компанейские – бросаем спальники в палатку. Пока едим, сверху приходит очередная смена украинцев в лице одного человека. На удивление он довольно быстро возвращается. Сообщает, что аккумы быстро разрядились. Он надолго «зависает» у нас в лагере, т.к. мы отмечаем удачную заброску. Наконец бутыль пустеет и хохол, шатаясь, уходит на выход, а мы заваливаемся спать.

 

12 января

Встали достаточно поздно, т.к. винные пары давали о себе знать. Вернее нас будит очередная смена Украинцев. Кирилл Марковский  с напарником уходят в забой, а мы начинаем тянуть от грота кабель дальше вглубь пещеры. Затем по плану расширение двух трех узких проходов, для более приятного прохождения. По пути кувалдой уничтожаем неудобный лаз, ведущий  из грота к ручью. Наконец первое место, где Великан собирается основательно расширить проход – выход с трехметрового уступа. Снизу подымаются украинцы – у них работа, похоже, завершилась. Вчерашний кекс оставил перфоратор под водопадом и он, конечно же, сдох. Они только собрали барахло, не пробурив не одного шпура. Кирилл явно раздасован и на прощанье ехидно  бросает нам –   «Вы уж сразу для экскурсантов расширяйте!» Они не сомневаются, что мы прорвемся в Мчишту. Великан начинает бурить, а я иду к забою. В прошлом году пещера заканчивалась горизонтальным ползуном, длиной метров 5-6, который превращался в  низкую щель, куда пропадал ручей. Теперь длина ползуна стала в два раза больше, и заканчивается он уступом глубиной метра 3 в крохотный гротик. Из гротика вел наклонный ход, через метр становящийся непроходимым. Никакого расширения, тем более места, куда можно высунуться в объем я таки не увидал. Поднимаюсь наверх. При подъеме  слышу сильный бах-Великан отпаливает заряд. Дохожу до всей честной компании. Серега возится с перфом — перестал бурить. Непонятно толи перф накрылся, толи свет вырубили. Идем на базу. Так и есть – нет света. Похоже когда хохлы выбрасывались оборвали линию. Завтра надо лезть проверять. Великан решает тащить вниз и генератор, т.к. зависеть от ненадежной линии как-то не хочется. Ложимся с Юрой  поперек палатки — так суше. В прошлую ночь у меня весь спальник в ногах намок от капежа со свода. Тент коротковат и часть палатки оказывается постоянно мокрой.

 

 

13 января

            Всей бражкой идем наверх, по пути осматривая кабельтрассу. Я складываю в личный мешок всю личную снарягу и, не дожидаясь народа, уползаю в тазики. Когда уже вылезаю из тазиков, слышу крик Зои, что они будут проверять скрутку, посреди ползуна. Решаю подождать их в 1-ом Обвальном. Дохожу до зала. Жду. Жду очень долго. Успеваю замерзнуть. Наконец где-то в ползуне мелькает свет. Наконец то! Иду дальше до каскада. Одеваю снарягу и снова жду. Никого нет. Опять мерзну. Решаю сгонять до Обвального. Выхожу в Обвальный – никого нет!!! На камне перед ползуном вижу пассатижи и изоленту. Мистика, какая то! Опять жду и уже совсем потеряв терпение, окончательно иду наверх. А наверху благодать! Теплый солнечный день. Птички поют. Голубое небо. Сижу и с тоской думаю, что надо лезть в эту грязную, мокрую и ужасную дыру.

            Однако надо возвращаться. Вытряхиваю из транса кабель и веревку. Остается бензин, масло для станции и еще всякая мелочь. Второе место – генератор. Попробую дотащить это барахло до дна каскада. Сам того, не ожидая, довольно споро все получилось и вот я уже на дне каскада. Испытываю шок-снаряга, которую я здесь оставлял, исчезла… Ну дела! Может разминулись!!! Это Возможно только в том случае, если Великан обладает способностью ходить сквозь стены. Оставляю генератор в месте недоступном брызгам от водопада, забираю мешок с бензином  и лезу до ПБЛа. Уже в конце «тазиков» вижу свет в гроте. Замечательно! На ПБЛе меня встречает вся честная компания. Они нашли в линии разрыв и наверх уже не пошли. Рассказываю им о своих приключениях и заправляюсь вкуснейшим гороховым супом. Двойка Великан-Зоя уходят на смену. Их задача расширить подход к конечному К20. Вскоре свет гаснет-видно Серега начал бурить. Возвращаются обратно и практически не задерживаясь, идут за генератором – уже понятно, что с местной линией у нас толка не будет. Возвращаются на удивление достаточно скоро. Юра распаковывает аппарат и готовит его к бою. Кстати, что-то он расчихался не на шутку…

 

14 января

            Великан и Зоя идут на смену. Я похоже остался без напарника,т.к. Юра серьезно разболелся. Серега предлагает мне полазить в районе уступа У4 по очкурам и залезть в меандр куда сбрасывается тяга. Над уступом оказывается небольшой грот с группой сталагнатов  и огромным количеством сталактитов и прочей дребедени. В распоре можно пройти над У4 и начинается древний меандр, подзаваленный глыбами, обрушенными натеками. Он частично заполнен песком, глиной и галечником. Размеры его на порядок больше чем у нижнего хода, где идет вода, и самое главное в него идет тяга. Очевидно, что это древний уровень пещеры. Логичное продолжение 2-го Обвального зала.

            Возвращаюсь на ручей и иду вверх по течению. Воды в нем стало заметно больше – видать на поверхности плохая погода. Вскоре ручей ныряет под стену образуя полусифон. Разгребаю в русле гальку и глину и пытаюсь заглянуть в щель. Вижу, что буквально через метр свод резко поднимается и  виден большой объем! Е-мое!!! Судорожно разгребаю русло, стараясь понизить уровень воды. Приходит мысль — сбегать за кувалдой к Великану, а еще лучше в лагерь за лопатой. Поднимаюсь и вижу в 1.5 м левее над головой большое «очко». С замиранием сердца заглядываю туда и вижу тот самый объем. Жизнь г…о! Края зявы испачканы глиной-сюда уже неоднократно лазили любопытные спелеологи. Лезу и я, спускаюсь к ручью и бреду вверх по течению. Слева глиняный откос, еще выше крупноглыбовый завал, смыкающийся со сводом. Вскоре приходится ползти на карачках вдоль ручья. Над головой завал-это явно тот же завал, образующий пол 2-го Обвального. Ручей здесь имеет минимальный уклон. Метров через 40 камни окончательно преграждают путь – вода вытекает из навала. Надо мной вероятно центр грота. Возвращаюсь и иду на базу. При выходе в грот слышу голоса. Неужели Юра уже сам с собою говорит!? Однако вижу два фонаря – у нас гости. Подхожу ближе и с удивлением обнаруживаю Гену Самохина. Узнаю от него, что парней, у которых подрезали паспорта, посадили в КПЗ на границе, а он остался до выяснения ситуации. Появившийся свободный денек он решил потратить на осмотр Мчишты. Говорит, что на поверхности идет сильнейший дождь.  Пьем чаек и он сообщает еще одну новость. По информации  полученной из Москвы от начальника Акшаши и всего Мчиштинского района – Снеткова, в топосъемку пещеры  вкралась досадная ошибочка. Теперь по новым данным прямо под 2-ым Обвальным находится зал Кра-Кры Мчишты. Отсюда указание — немедленно начать поиски прохода в завале грота.   Гена полон энергии и предлагает этим заняться. Лезем в нижнюю часть грота. Здесь обильные залежи вязкой глины и в придачу страшная вонь со шхельды. Вскоре желание искать здесь проход улетучивается и мы идем к К20 глянуть как поживает Великан и Ко. Там работа кипит. Серега предлагает Гене составить мне компанию в забое в виду болезни Юры. Самохин с энтузиазмом соглашается, и мы возвращаемся в ПБЛ что бы отдохнуть перед сменой. Залезаем в палатку, но заснуть не удается, т.к. вскоре возвращается первая двойка. Начинаем одеваться. Происходит стычка с Великаном, который жмотится дать нам «нормальные» конфеты, а предлагает работать рахитичными украинскими. Спорю с ним, но все бестолку. Через полчаса уходим в забой, неся каждый по мешку. В К20 хороший душ. В ползуне тоже достаточно воды. Она, разогнавшись по монолитному слегка наклонному полу, влетает в трехметровый уступ и ударяет в противоположную стену, орошая брызгами все вокруг. В придачу грохот от воды достигает такой силы, что приходится орать друг другу иначе просто ничего не слышно. Вот это блин, настоящая спелеология… Натягиваем поперек гротика веревочку и вешаем тентик, что бы хоть как-то защитить от воды забой. Что-то удается. Начинаем проходку. Вскоре мои худшие опасения подтверждаются – силы украинских зарядов не хватает, что бы разрушать породу Их попросту «выстреливает» из шпура с ужасным грохотом, от которого звенит в ушах. Вскоре заканчивается алебастр. Гена убегает в лагерь за порошком, а я пытаюсь долбить отбойником, но очень неэффективно — стены просто железобетонные! Возвращается Самохин. На дорогу до ПБЛа, перепалку с Великаном (я узнал об этом много позже) и обратно у него ушло минут 20. Человек-мотор ЕКЛМН! Продолжаем упорно трудится и худо бедно все-же вгрызаемся в ход. Гена уже почти весь скрывается в нем, но до гипотетического расширения долезть не может. Однако сообщает, что слышно эхо. Постепенно самочувствие начинает ухудшаться. Мы явно травимся газами от отпалок.  Тяги здесь практически нет. Предлагаю Гене сворачиваться, на что он охотно соглашается. До лагеря я еле ползу, отдыхая каждые 20-30 метров. Самохин, двигаясь, как улитка, мелькает чуть впереди. Самая заподлянская часть-ползун перед гротом и мы на базе. Приходим в себя. Юра нас кормит активированным углем, перекусываем и Гена уходит наверх. Ложимся спать.

 

15 февраля

            Серега и Зоя первые работают в забое. Я остаюсь не генераторе, а наш бессменный электрик Юрий Львович вновь уползает в «Тазики»  чинить электролинию.

            Дежурство на генераторе не особо хлопотное, но весьма нудное занятие. Зато куча свободного времени — пьешь чаек, занимаешься полезными делами, типа заклейки многочисленных пробоин в  КЗМе или чистки (НАСТОЯЩЕЙ АМЕРИКАНСКОЙ — ЧТОБ ИМ ПУСТО БЫЛО!!!) горелки MSR. Причем последним я занимаюсь дважды в день, т.к. иначе она просто отказывается работать. Мой Вам совет (бесплатный!) прочищайте наравне с форсункой и распылитель!!! Его забивает сажей, и эффективность аппарата сводится к нолю. А еще пользуйтесь все же «калошей».

            Периодически из глубин пещеры доносятся далекие раскаты грома — Великан вгрызается вглубь хребта. Вскоре загорается свет. Ура! Жизнь явно налаживается. Наконец смена первой двойки заканчивается — наша очередь стать шахтерами. Как назло, только Великан появляется на базе, вода в ручье начинает прибывать. Вновь паводок на нашу голову. Сплошная невезуха! Добираемся до забоя. Прежде чем бурить, надо долго зачищать, чем и занимаемся какое то время. Самое неприятное состоит в том, что, нагрузив канистру камнями, необходимо ее передать напарнику и все это прямо под водопадом… Наконец плацдарм очищен. Бурим, отпаливаем, зачищаем. Так несколько раз и наконец заряды и алебастр иссякает. Ура!!! Далеко мы не продвинулись. В придачу после отпалки порода крошиться на мелкий щебень, который очень проблематично выбирать — его просто сносит сильным потоком в узкую часть хода.. Чтобы подобраться к нему нужно залазить в ползун вниз головой. При наклоне хода в 35-40О это очень тяжко.

Приходим в ПБЛ. Едим, слегка усугубляем и ложимся спать.

 

16 февраля

            Отработав  первую смену, Великан дает  ЦУ — пробку из щебня в конце хода не трогать, а методично расширять до нее ход. Если пробку разобрать поток забьет щебнем узость  еще дальше. Киваю, что так и будет.

            В забое не удерживаюсь, подлажу к пробке максимально возможно и разгребаю ее руками, вынимая порой большие обломки. Открывается проход дальше, в который даже можно заглянуть! Ход резко, под углом градусов 90 поворачивает вправо. При крике слышно эхо! Толком проглядеть что-то конкретное невозможно — очень узко и надо расширять. На этот раз я много умнее и перед каждой отпалкой вылажу на дно К20. Далеко, тяжко, но зато польза организму очевидна. Юра стоически остается на переднем крае, усугубляя все это дело интенсивным курением сигарет. Наконец, что-то можно проглядеть. Ход вроде почти сразу заворачивает влево. Этакая загогулина, напоминающая в плане доллар.

            На базе опять клею ногу на КЗМе. Протекает зараза… Это хоть и не смертельно, но весьма неприятно. Особенно противно спать в спальнике в мокрых носках. Кстати  моя SALEWA отлично отводит влагу наружу, оставаясь внутри практически сухой. Идеальный спальник для ПБЛа как по весовым качествам (1500 гр.), так и по температуре (не разу не мерз, даже мокрый).

            Препираемся с Великаном по части дальнейших планов. По графику у нас толи завтра, то ли послезавтра выброска. Судя по настрою Сереги, он планирует поработать еще и возможно практически до конца экспедиции. Это не совсем меня устраивает, т.к. есть планы и на поверхности. После споров утверждается новая дата выброски-20 февраля. Вообще спорю с Великаном частенько — он словно старый хрыч, ворчит и нудит по любому поводу и без повода. Уронили его кружку — буря негодования, больше чем надо отмотали туалетной бумаги  – стенания, воспользовались ложкой босса — строгий выговор. К удивлению обида на эту усатую физиономию быстро проходит – чувак — то свой в доску…

            Допиваем остатки винца и в койку.

 

17 февраля

Сегодня может настать час Ч. Серега и КО значительно расширили подход к загибу и при удачном стечении обстоятельств нам с Юрой возможно удастся если не пролезть, то заглянуть за второй поворот.

Когда лежа в воде бурю шпур, чувствую, что нога опять затекла. Эта гадина снова отклеилась! У Юры душевный кризис — он молчалив и угрюм. Отпаливаем сразу две конфеты, максимально зачищаем, и я начинаю готовиться к первопрохождению… Снимаю каску, сползаю на животе в лаз. Руку с каской просовываю в узость и пытаюсь заглянуть что там и как. ТРАХ-ТИБИДОХ!!! Ходик плавно по дуге заворачивает влево и мне кроме противоположной правой стенки ничего не видать. Ход на этом участке горизонтальный и имеет сечение шляпки гриба — типичный ход, образующийся  в т.н. фреатической зоне,т.е. полностью затопленной водой. Наверняка впереди сифон или полусифон. Ход предельно узок, хотя, похоже, проходим, однако лишь в одну сторону. Развернуться в нем невозможно. Впереди слышен шум похожий на душ. Впечатление такое словно откуда-то сверху в «наш» ручей вливается другая вода.  Ну и конечно есть эхо. Несильное, немного странное, но есть. Однако S-образный поворот не дает возможности залезть в ползун. Чтобы расширить этот участок надо много времени —  не менее 3-4 дней. Параллельно появляется другая проблема и очень серьезная — колотую породу становится негде складировать. Гротик под уступом мы уже почти завалили. Вылезаю и все это объясняю Юре. Угрюмый Бородин желает сам глянуть за поворот, но залезть в него как я, он явно не может. Говорит, что будем расширять дальше. Отвечаю, что бессмысленно, но Юра непоколебим как скала. Спорим до хрипоты. Заканчивается все это, что я сдаюсь, а Юра уползает бурить. Вначале он долго долбит отбойником, потом бурит и наконец вылезает. Лезу заряжать. Конфеты, (три штуки!) в труднодоступных  местах. Одна, почти за поворотом и мне приходится изгаляться что-бы подсоединить к ней линию. Наконец все готово. На дно К20 не выхожу — похоже это последняя на сегодня отпалка. Контакт! Тишина… Кабельтрасса где-то перебита. Со страшными ругательствами лезу вновь и меняю провод на хохлятский, заботливо оставленный нам. Опять контакт. Бабахнуло будь здоров, но похоже один заряд выгорел. Дымина такой, что мы с трудом различаем друг друга. Сидим и упорно ждем улучшения погоды. Минут 15 спустя, я не выдерживаю и все-же лезу наверх. Наконец Юра отваживается и лезет смотреть на разрушения. Сообщает, что результат почти нулевой. 

На базе небольшая летучка. Решаем, что завтра мы с Великаном выходим наверх за жором, вином  и бензином, а Юра и Зоя начинают проходку в меандре перед У4, куда уходит тяга. Так-же Серега надеется  поработать в «Тазиках», в том месте, куда уходит 2/3 тяги дующей по пещере от самого входа. Выброска вновь переносится. На этот раз на 21 число.

Я вновь в который раз клею КЗМ и чишу проклятый MSR…

 

18  – 19 февраля

Очень длинный день и я потерял ориентацию, когда что произошло. Так что рассказываю по порядку.

С утра добрый Юра пакует мне куль с сифом, а я одеваюсь. Великан свой мешок набивает сам…  Наконец мы готовы и идем наверх. Серега очень шустро уползает вверх по «Тазикам». Я стараюсь от него не отставать и, проклиная все на свете, ползу, пропихивая перед собой довольно тяжелый куль, цепляющийся за все подряд. На дне каскада, наконец, выясняется причина резвости Великана. Его мешок набит пустыми пластиковыми бутылками!!! Мой куль раза в три тяжелей. Во подлянка! Наконец выходим на поверхность – уже темно и чувствительно подмораживает. В наших насквозь мокрых комбезах  неуютно. У меня  в придачу мокрая нога. Быстро скидываем снарягу и бежим к дому. Набиваем мешок продуктами, бензином и я  сообщаю Сереги, что валю в дыру. Замерз я зверски, и идти до Гарика выше моих сил. Прощаемся и я на всех парах бегу к пещере. Скрюченными пальцами одеваю уже успевшую задубеть снарягу и уже окончательно замерзший сыплюсь вниз. Причем с такой скоростью, что не успеваю заметить как я уже перед Нудным штреком. Наконец начинаю отогреваться и приходить в себя. Спускаюсь в каскад и, сняв снарягу, оставляю ее здесь. В донный забой я уже не полезу.  Дохожу до ПБЛа — никого нет. Неспешно раздеваюсь, пью чаек. База уже как дом родной. Вскоре со стороны ползуна ведущего к забою раздается характерный скрежет, а потом крик Зои – «Саша, заводи генератор!» Я даю энергию и Зоя не появившись на базе вновь уползает. Минут через 20 глушу станцию и еще через полчаса появляется энергичный Великан. Он явно навеселе – начинает делиться впечатлениями от посещения Гарика. У последнего дома пир горой – на дворе  старый Новый Год. Неторопливо льется  рассказ о яствах от которых ломился стол. Упоминались копченые кабаны, куры и всякая другая дичь. Реки и водопады вина и чачи. Я слушаю его не моргая, давясь слюной. Однако Великан настоящий друг и о  нас он тоже не забыл, притащив литров пять вина. Подошли Юра и Зоя. По их рассказам меандр очень перспективен. Тяга там сумасшедшая, но грязь просто нереальная!  Видок у них тот еще, но, положа руку на сердце в наших Романтиках есть места и покруче! Они затевают большую стирку, а мы с Серегой тем временем варим жор. Наконец все в сборе и начинается пир… Занавес…

Нарезались мы конечно по полной программе. С трудом расползлись по палаткам, благо до наших с Юрой спальников было рукой подать. Как добирался до койки Великан, которому предстояло непростое путешествие по крутонаклонному завалу, я не знаю…   Спасибо Зое — уберегла начальника. Проснулись поздно с явным отвращением, к какой либо подвижности.

Юра стал готовиться к выходу в нижний забой с решением нанести последний удар и попытаться пропихнуть Зою за поворот. Я попытался уговорить их  продолжить работу в меандре, но  безуспешно.

Великан после еды опять залез в спальник. Юра и Зоя невероятно долго собирались на смену. В это время я пытался поспать, но не получилось. Наконец они ушли, и пришлось  вылазить наружу дежурить на генераторе. Сижу на кухне кимаря и, клюя носом и время от времени подрываюсь, что-бы дать ток. Расход воды на ручье снова увеличивается и вскоре ее грохот заставляет начать беспокоится. Снизу уже давно нет никаких сигналов, но двойка не возвращается. Просыпается от грохота воды и Великан. Похоже, наверху какой-то небывалый катаклизм – такого паводка здесь мы еще не видели. Не исключено, что «Тазики» затопило. Наконец приходит двойка. У них никаких прорывов. Рассказывают, что только вышли из ползуна ведущего к последнему уступу, как пошла вода. Повезло…

 

20 января

Великан начинает готовить жор. А я падаю в спальник, что бы хоть немного поспать. Вскоре он меня будит. Мы едим, одеваемся и выходим на смену в меандр. Воды в ручье еще больше! Вначале часа 1.5  занимаемся фотосъемкой. Фотаем уступ с натеками перед ползуном в нижней части Обвального, потом внизу на реке и в меандре перед У4. В уступ с ревом падает мощный ручей расходом не менее 10-15 литров. Такого здесь мы еще не видели!

В распоре проходим над гротом после уступа и начинаем работать в конечном меандре. Эта часть пещеры проработана  на порядок лучше. Если учитывать, что большая часть меандра заполнена песком и глиной, перегорожена упавшими глыбами, то ширина хода порой больше метра. Проходка весьма эффективна. После отпалки, многое разрушается кувалдой и фомкой. Ну и конечно тяга очень сильно обнадеживает. Таким образом, часа за три-четыре мы проходим не менее двух метров. Впереди еще просматривалось метра 2 вполне проходимого, после небольших усилий, хода и поворот вправо. Уходить  очень обидно! Возможно, что если мы с самого начала стали работать здесь, уже гуляли бы по Мчиште и любовались сифоном Петра Великого. То,что этот ход туда приведет, сомнений не возникает. Приведет туда возможно и нижний ползун, но усилий и работы там гораздо больше.

Собрав все инструменты и сматывая провод, возвращаемся на базу. Стираемся, благо большая вода упрощает эту процедуру. Вместо скромной проточной лужицы, здесь сейчас глубокое озерцо и мощный водопадик чуть выше. Подвешиваешь там уделанный в усмерть глиной моток кабеля и через пять минут он как новенький!

Едим обалденный борщ, приготовленный Зоей. Допиваем вино и ложимся спать. Завтра выброска.

 

21 января

            Большую часть дня пакуемся и готовы к выходу только часа в четыре вечера. Вода значительно спала и это не может не радовать, т.к. у нас на четверых 12 трансов и генератор. Однако как говорится, глаза боятся, а руки делают. Часов пять спустя мы уже почти на поверхности. К слову сказать, поверхность уже начинает чувствоваться перед Нудным штреком. Резкое понижение температуры не дает времени расслабляться. После благодатных +12 на Базе, даже плюсовая уличная температура кажется весьма ощутимой. На верху К 10 я стал откровенно подмерзать, поэтому и мешки таскал с двойной энергией. Наконец поверхность. Бездонное звездное небо, запахи мокрого леса. Хватаем мешки и несемся на базу. Первая задача переодеться в теплые и сухие вещи. Особым кайфом является одевание сухих носков. Трудно объяснить, но состояние этой части одежды наиболее сильно влияет на настроение. Распаковываем мешки и переобуваемся. Здесь мне пришлось сильно поволноваться, т.к. моих ботинок не оказалось в общей куче. Появилась даже мысль, что я их вообще забыл упаковать. Перспектива ехать домой в резиновых  сильно покоцанных сапогах ужасает. Однако ботинки находятся  на самом дне самого последнего баула. После этой находки, даже радостный крик Великана о моей погрызенной крысами штормовке, не испортил мне настроение. С Юрой наскоряк моем морды и выдвигаемся к Гарику за оставленными шмутками. Ну и конечно необходимо затариться вином. К Гарику мы явно припозднились, т.к. он уже видел десятый сон. Кроме того он был явно на кочерге и поначалу с большим трудом узнал нас – возможно и видок у нас был еще тот… На обратном пути мы сделали пару тройку перекуров, в результате чего канистра полегчала минимум на литр.

            Быстренько ужинаем, развешиваем над печкой на просушку вещички и валимся спать. Я решаю жить на кухне-здесь явно теплее, чем в доме.

 

 

22 января

Среди ночи ударил приличный минус, т.к. вода в большой ванне покрылась коркой льда. Спозаранку явился бодрый Гарик с целью показать нам дырку на горе Арбха, откуда  якобы слышится шум водопада. Мы кое — как собрались и пошли. Юра остался на хозяйстве и попутно принялся усугублять свое и не так трезвое с вечера состояние.

Мы прошли по дороге мимо Акшаши. Забирая влево, вышли к балке, и пошли вдоль нее. Снега тут сантиметров  10-15. Потом еще левее уж совсем круто в гору. Шлось как -то тяжко и в придачу скользко, т.к. чем выше мы забирались, тем глубже становился  снег. Наконец на высоте примерно 650 м вышли на почти горизонтальный участок склона, где Гарик показал нам крохотное отверстие  в земле. Такую пройдешь мимо и не заметишь! Но дуло из дырки весьма основательно, и шум  доносился, словно от грохота потока. Конечно же, это была не вода, а ветер, но иллюзия 100% — ная! Стали расчищать отверстие и вскоре образовался вполне проходимый вертикальный колодчик, просматривающийся метров на 10-12.  Камни, однако, летели на порядок глубже и затихали где-то на пороге слышимости. Глубину мы оценили примерно в 40-50 м и отправились обратно на базу, т.к. ни снаряги ни веревки у нас не было. К тому же и дел после выброски было выше крыши.

В доме Юра наусугублялся в дым, и пошатываясь, бродил туда сюда, сыпал скабрезными  байками и стишками. Принялись спешно стираться и собираться на первопроход. Юрка опять остался на базе, получив инструкции следить за барахлом и не вздумать уснуть. Дошли до дыры уже не так шустро как в первый раз, т.к. тащили помимо барахла и веревок, генератор. Попытались еще больше расширить вход, но вышло безпонтово и Великан полез проходить. Засверлил два анкера в тесном привходовом колодчике и сообщил, что вся эта клизма вываливается  в купол объемной шахты. Постепенно его стало и вовсе не слыхать. Мы завели генератор и по нагрузке поняли, что еще минимум три раза он делал промежуточные точки. Затем и вовсе затих. Зоя спустя некоторое время стала откровенно поднимать кипеж, но вскоре  Великан вновь подал признаки жизни. Наконец появился на поверхности. Поведал, что на дне большой колодец затыкается, но в стене есть слегка восходящий меандр, в полу которого выход в уступ. Устье  непроходимое, но видно, что на дне он гораздо шире. Слышен шум ручья. Тяга по прежнему — сильная наружу.

Навеску решили не выдергивать, только отвязали и сбросили вниз первый пролет. Завтра невзирая, что Сибирякам надо собираться, идем сюда расширять выход в У7.

 

23 января

Выдвигаемся с утра к Шумной — так пока решили назвать пещеру. Вернее предложил Гарик, мы спросили, как будет по абхазски, но он сказал, что будет слишком сложно. Великан сразу  пошел вниз, потом очередь Зои. Я остаюсь на генераторе. По плану Сереги, как только он расширит заход в уступ, поднимается наверх, а я иду вниз и обследую что там ниже. Вот такая красивая и логичная схема… В итоге я просидел наверху до самого вечера, сжег кучу дров, заводил генератор  много раз, и в итоге мне по рации сообщили, что уступ расширен и они идут дальше. Попался я словом на удочку как пионер. И Великана знаю как облупленного и на тебе!

Примерно час от них было ни слуху, ни духу, а потом Зоя по рации сообщила, что пока дыра заткнулась и она подымается. Поинтересовалась, буду ли спускаться я. Ответил утвердительно и начал одеваться. Аккумуляторы со своего DUO я отдал Великану для вспышки, поэтому попросил Зою, что бы она их забрала. Наконец Зоя выходит, но аккумов у нее нет — Серега был на колодец ниже ее. Приехали… е мое! Забираю у нее  TIKKу XP, кое как цепляю ее на лоб и начинаю спуск. Из-за неудобного фонаря или с непривычки почти ничего не вижу. Перестежка, еще одна и я повисаю над огромным колодцем. Впечетляет! Где-то внизу еле-еле слышен шум воды. Веревка мокрая и в придачу грязная. Начинаю ехать вниз и внезапно проскальзываю метра на 1.5! В желудке становиться как-то нехорошо… Останавливаюсь, закрепляю STOP  и вщелкиваю в рапид еще один карабин. Продеваю в него веревку и осторожненько опять еду. Еще несколько перестежек. Колодец книзу заметно сужается и дно совсем небольшое — этакий гигантский графин, перевернутый горлышком вниз. Приземляюсь  на щебнистое дно. Великан сидит в нише. Забираю у него аккумуляторы и отдаю Зоину TIKKу. Спускаюсь в следующий уступ. Несмотря на работу по расширению — устье довольно узкое. Ниже вполне удобно. На дне небольшой грот и выход к узлу галерей. Одна идет вниз. Туда течет по полу ручеек. Оставляю на потом и иду вверх по течению. Развилка, еще одна. Влево объемная крутовосходящая галерея. Вправо грот с огромными трубами вместо потолка. Везде капеж -очень сыро! Все завалено глыбами, галечником. Стены рваные и жутко острые. Возвращаюсь назад. Прохожу сворот к У7, короткий переход по глыбам и грот с террасами из глины и щебенки. По стенам натеки. Ручей уходит в непроходимую узкую щель в конце. После сужения, судя по звуку, уступ. Времени в обрез, поэтому поднимаюсь к Великану. Решаем, что он идет замыкающим и снимает навеску. Я забираю мешок с перфом и инструментом и начинаю подъем. Колодец свежий и даже легкое прикосновение к стене вызывает  падение мелких (слава аллаху!!!) камешков, глины и всяких крючков. Снизу сразу идет Великан и кроет меня непечатными словами. Я стараюсь идти плавнее, но раскачивающийся внизу мешок делает свое черное дело. Наконец выходим на поверхность. Быстренько пакуемся и бежим до дому.

На базе Великан и Ко начинают лихорадочно собираться.. С улицы доноситься топот, шум, гам и на пороге появляются Витек и Макс!!! Сопровождает их Снетков. Все мои опасение по поводу завтрашнего дня пропадают. Ура – мы в сборе! Вся троица слегка под хмельком  — путь от Мчишты сюда пролегал через Гарика. Мужики полны впечатлений от экспедиции в Крубера и поэтому  у них натуральный словесный понос. Байки сыпятся беспрерывно — устает один, подхватывает другой. Снетков между делом интересуется Акшашой и не сразу верит, что нам пройти в Мчишту не удалось. Он явно разочарован, т.к. в соединении никто не сомневался. Но как говаривал  дедушка Кастере — «Спелеолог предполагает, а бог располагает». Слегка отмечаем прибытия героев и Снетков отчаливает обратно на Мчишту. Вскоре отправляю мужиков спать, т.к. видно, что они сидя засыпают. С Юрой делаем ходку до Гарика, чтобы с утра было полегче.  Наконец все дела сделаны и заваливаемся спать. Я на своем любимом столе.

 

24 января

Встаем рано. Быстро завтракаем борщецом . Грузимся и выдвигаемся к Гарику. Я иду с полузакрытыми глазами с единственной мыслью побыстрее проводить сибиряков, вернуться на базу и залезть в спальник. Груза много. Однако все с большим трудом, и непонятно каким образом запихиваем в НИВУ. Прощальные рукопожатия и сибиряки уезжают. Иду на базу в предвкушении сна. Не тут то было! Вижу Витька сидящего на веранде и стирающего манатки. Ранняя пташка. Блин! Макс еще давит ухо. Готовим нехитрый завтрак, пьем кофе. Решаем сегодняшний день покатать вату, отдохнуть.

Время тянется бесконечно. Стираемся, едим, чешим языками. Только к вечеру сходили до Акшаши за дровами. Приходил Гарик. Рассказал, что чуть выше дома есть родник, вытекающий из пещеры. Яко бы слышно эхо. Берем это на заметку — на досуге стоит поглядеть. Наконец этот беспонтовый день подходит к концу — завтра нас ждут великие дела!

 

25 января

По плану у нас вновь Шумная. Снег сильно стаял и тропа еле видна. Разбредаемся по склону в поисках пещеры. Витек орет, что нашел, но не Шумную, а другое. Мы с Максом выходим к Шумной, бросаем груз и идем к Витьку. У него яма на склоне. Камешки куда-то неплохо летят. Расчищаем вход. Вешаем веревку. Мишунин одевается и лезет вниз. Вскоре сообщает, что дошел до дна. Вылезает,рассказывает,что глубина метров 15. На дне узкая щелюга, за ней расширение, но что то  конкретное проглядеть трудно. Спускается Макс с кувалдой, но бестолку. Собираемся, и идет к Шумной.

Витек идет первый. Доходит до ниши перед К44.Затем спускаюсь я и он уходит вниз. Сообщает вскоре, что дошел до дна. Зову Макса. Дожидаюсь и тоже спускаюсь в колодец. Каремы какие то лилипутские и перестегнуться удается с огромным трудом. Витька на дне К44 уже нет. Сообщаю Максу, что свободно и спускаюсь в У7. Нахожу Витька — он проверяет один из притоков. Проходим по восходящей, промытой галерее метров 20 и она заканчивается завалом. Вверх уходят трубы большого диаметра. Сильная капель. Возвращаемся до щели. Мишунин ползет в шкурник выше — из него тоже есть выход в уступ, заваленный глыбами и глиной. Подходит Макс и начинает долбить щель, куда пропадает вода. Я залезаю к Витьку. Начинаем расширять щель. Похоже тут работы много и без отпалки не обойтись. У Макса дело наоборот идет неплохо и вскоре он сообщает, что еще немного и можно будет попытаться пролезть. Вылезаем из шкурника и начинаем ему помогать. Заход в уступ неудобный из-за выступа стены. Беру кувалду  и на удивление с десятка ударов разношу выступ в щебень. Почти проходимо! Еще минут двадцать зачищаем ход и наконец констатируем, что вполне проходимо. Мешает ручей. Гидрозащиты у нас нет, а в уступ падает хороший поток. Дебит литра 2-3 не меньше. Строим с Витьком запруду на ручье и вскоре Макс может спуститься. Витек его страхует и вот он уже внизу уступа. Орет, что дыра валит дальше! Мишунин «заводится» с пол оборота и орет, что тоже спускается. Разрушаем запруду, вода с грохотом стекает вниз и Витек лезет к Максу. Судя по воплям, спускаются еще, куда то ниже и еще минут 10 спустя крик Витька, что непроходимая щель. Празднику конец! Обидно. Такая «толстая» пещера и вдруг щель…   Хотя конечно мы осмотрели вокруг не больше половины — возможен вполне и обход. Мужики выползают. Поднимаемся на У7 и решаем выходя на верх внимательно осмотреть стены К44. Мишунин идет первым. Поднимается метров на 15-20  и сообщает, что будет закачиваться в меандр в стене. Мы с Максом чешим языками, когда сверху разносится истеричный вопль «Камень!!!» В панике шемимся  подальше от дна, причем Макс меня чуть не сбивает с ног. Смачный удар за спиной и ужасные стоны Витька наверху. Смотрим с Максом друг на друга. Чувствую как у меня натурально дрожат коленки, а глазищи у Авдеева можно сказать повисли на ниточках. Закрадывается мыслишка, что мы были на волосок от чего то фатального. На дне валяется, зарывшись на половину в гальку  бульник весом килограмм на 50. Витек продолжает причитать  и стонать на верху не отвечая на наши вопли. Наконец сообщает, что из стены вывалился кусок и упал ему на ногу, но перелома вроде бы как нет. Наконец шок проходит. Витек решает выходить наверх — его тошнит. Наверняка от стресса поднялось давление. Спустя пять минут все-же решает проверить меандр. Корчагинец блин! Макс с опаской лезет к нему, причем тоже роняя камни. У меня совсем падает настроение. Единственное желание поскорее выйти на верх. Наконец тоже поднимаюсь. По пути проверяю большую нишу в стене. Закачиваюсь в нее и делаю большую глупость — отстегиваюсь от веревки. Ниша крутонаклонная и пол — сплошная глина -так и соскользнуть не долго. До дна лететь метров 10…Не дыша возвращаюсь к краю и осторожно кролем встегиваюсь в веревку. Блин пронесло… Лезу уже окончательно наверх, хотя Витек и приглашает закачнуться к ним. Наконец я   наверху К44 – можно расслабиться. Вскоре поднимается Мишунин. Рассказывает, что  меандр уходит далеко в сторону. В самом начале вертикальный колодец. Он в него спустился и попал в один из донных притоков. В меандр дальше не ходили — нужно бить перила. Наконец все мы на поверхности. Все страхи позади. Суровая дыра, однако…

На верху уже темно. Пакуемся и идем домой, по пути плутая в колючках. На ужин жарим картошку и снимаем стресс, полученный в Шумной изрядным количеством вина.

 

26 января

               Сегодня идем в район Восточной Мчишты, а именно в пещерку названную Белорусами Женской. Еще по плану спуск в провальчик около вершины Останец. Мы его нашли в прошлом году, но не спускались. С утра классная погода! Теплынь, градусов 15 не меньше. Вначале идем к источнику, о котором рассказывал Гарик. Действительно, ручеек вытекает из небольшого входа. Почти сразу непроходимый калибр, дальше расширение. И есть эхо. Очень интересно. На досуге решаем прийти сюда с инструментом.

Идем к Женской. На дне мы с Витьком начинаем разбирать завал, а Макс лезет к непроходимому очку, за которым расширение. Вокруг очень много глины и вскоре мы уже с ног до головы покрыты толстым слоем. Глина ярко оранжевого цвета, очень липкая. Углубляемся в завале на метр и бросаем это занятие, хотя узкий ход в навале продолжается. У Макса тоже без сенсаций. Он пролез за узость — там масса глины и тупик. Вылезаем на солнышко. Сообща решаем переименовать дыру в Мечту Мойдодыра. Идем к провалу около Останца. У Мишунина по неведомой нам причине портиться настроение. Может первоначальное название предыдущей пещеры ему что-то напомнило… На дереве около провала маркер вездесущих белорусов. Говорю Витьку, что наверняка можно не лазить – нас опередили. Витек хмуро вешает веревку и с мрачным видом начинает протискиваться  в дыру. На мой вопрос, что там лаконично сообщает — «Полный отстой!».  Вскоре вылезает еще угрюмее, чем был до спуска.

               В районе останца сплошной снег и это не может не огорчать, т.к. завтра у нас по плану район Петровской.

 

27 января

Опять классная погода. Довольно быстро доходим до останца и начинаем тропить. Порой проваливаемся выше колена. Снег плотный, но вес человека не выдерживает. Снег ссыпается в  сапоги и вскоре ноги уже мокрые. На очередном привале вдруг замечаем  ниже по склону движение. Приглядываемся – мужик с ружьем. Он медленно поднимается в нашем направлении. Идти дальше нет смысла – надо сидеть и  ждать, чем все кончиться. После событий на Хабю, мысли совсем нехорошие. Мужик совсем рядом. Здороваемся, но ответа не получаем… Ну все — приплыли… Наконец он подходит и отдышавшись здоровается. Вроде агрессии не проглядывается. Слегка общаемся и идем дальше.

Чем выше — снега больше. Дело идет к вечеру, а мы еще в пути. Тем более я немного сбился с пути и не могу сориентироваться. Места вроде знакомые, чувствую, что почти дошли. Но не могу понять, где мы точно находимся. Наконец с облегчением вижу воронку, где находится вход в одну из прошлогодних дыр, и вдруг натыкаюсь на большую продушину. Вниз идет узкий колодец. Пытаемся расширить вход кувалдой, но без толку. До Треугольника отсюда метров 50. Наконец мы на месте. Уже вечереет и надо поторапливаться. Решаем, что Витек по быстрому спуститься вниз, и осмотрит щелюгу — насколько реально ее разбить кувалдой. Пока готовимся, на нас выходит еще один охотник. Общаемся. Советует не задерживаться, т.к. погода ухудшается. Разводим с Максом костер, а Витек уходит в дыру. Ровно через час он вновь наверху. Доволен пещерой и сообщает, что поработать стоит. Быстро собираемся и в темпе бежим в лагерь. Макс через Гарика. Необходимо пополнить запасы вина.

 

28 января

На улице мерзкая погода. Сильный дождь, туман и ветер. Сидим на базе и поглощаем продукты. То заварим лапшички, то чаек с салом и лучком, то винца. На улице ненастье, а у нас печечка трещит, тепло. Благодать! После обеда решаем совершить подвиг. Одеваемся в гидрозащиту и идем к источнику, прихватив кувалду и лом. Расход воды заметно увеличился. С час полтора усиленно долбим узость, но без какого либо эффекта. Здесь  надо только взрывать. Возвращаемся в лагерь и вновь бездельничаем. К вечеру внезапно вырубают свет. Приходится зажечь  газовую лампу. Когда окончательно темнеет, к нам приходит толпа гостей с Мчишты – Юра Евдокимов с Петей Миненковым и еще трое Москвичей со спелеоклуба Барьер. Общаемся, допиваем вино, и Петя с Юрой уходят. Москвичи остаются. Насколько мы поняли, они хотят завтра сходить в Акшашу. Наверняка это шпионы господина Снеткова…

 

 

29 января

С Витьком идем на Треугольник. Макс остается на хозяйстве. Наша задача вернуться максимум в три часа дня, т.к. надо еще стираться и готовиться к отъезду. Затея выглядит авантюрно, т.к. наверняка вчерашний дождь, наверху был снегом, и насыпать его могло очень прилично.

К нашему огромному облегчению снега не стало больше. В придачу дождь пропитал уже имеющийся снег, а тот ночью основательно подмерз. Идти по нему сплошное удовольствие — словно по асфальту! Быстро добегаем до Треугольника. Оперативно одеваемся и, не задерживаясь, уходим вниз. Часа через два три мы уже наверху.

 Щель на дне нам удалось раздолбить. Ниже оказался  небольшой каскадик, неглубокий уступчик и горизонтальная узость. Пещера мне очень понравилась. Узкий вход выводит в каскад «толстых» колодцев, один из которых глубиной 22 метра. Колодцы сплошь покрыты натечкой, а последний К11 и вовсе почти затек огромными каскадами. На дне сильный капеж и ручеек. Почти с гарантией можно говорить, что пещера имеет продолжение, причем рядом с входом в периметре метров 50 расположено несколько крупных воронок и еще пять пещерок, включая продушину найденную вчера. Наверняка все это богатство рано или поздно объединяется и пещера там должна быть совсем другой. Конечно, вручную тут много не сделаешь. Отвилок на дне входного К9 оказался тупиковый.

Бежим домой, но я в одном месте не удерживаюсь, сбрасываю раму и осматриваю сильно закарстованный участок. Результат — наклонный подзаваленный  меандр на дне крупного провала. Со снежника течет ручей и исчезает в меандре. Времени катастрофически нет. С сожалением одеваю станок и рвем дальше. Рядом с кошем на большом пятне снега видим многочисленные следы от резиновых сапог — похоже белорусы забрасываются. Они вчера заехали к Рамизу.

На базе Макс, словно енот из уголка Дурова, стирает свои пожитки. Все веревки и крючки заняты его шмутками. Сдвигаем  их и тоже  начинаем большую стирку. Из Акшаши возвращаются трое давешних москоля, причем у тетки нет каски! Тут блин, на шхельду сходил и умудрился башку  о сталактит пробить. Странные они, однако…

Пока прибираемся в доме, во дворе появляются еще трое. Оказываются спелеподводниками из Польши. Совершают экскурсии до Акшаши. Уходят, потом возвращаются и попадают в цепкие лапы Мишунина. Он обрадованный тем обстоятельством, что на свете оказывается существуют люди, которые еще не слышали про штурм сверхглубоких пещер, уволакивает их в дом и нагружает байками и историями о походе в Крубера. Вскоре появляется Гарик. Он приехал на арбе за сеном. Нагружает телегу и, забрав всю компанию,  прощается. Мы снова втроем. Однако не надолго. Уже легли спать, как  в дом вваливается Снетков и начинает меня сонного снова пытать про Акшашу — уж не знаю, что ему разведка донесла. С ним две или три молодые девчонки, но со сна я их толком даже разглядеть не сумел. Я вновь рассказываю, он вроде удовлетворен. Забирает с дома, какие то шмотки и исчезает. Я опять заваливаюсь спать.

 

30 января

Только светает, а мы уже на пути к Гарику. У него в планах на день  то ли похороны, то ли свадьба и он торопиться отвезти нас до Псоу. Погода явно портится. Сильный ветер и дождь накрапывает. Грузимся в Ниву, прощаемся и выезжаем со двора. Вскоре мы уже на границе. Без проблем переходим. Ловим такси до города и за 200 рублей добираемся до поворота на аэропорт. Идет сильный дождь. С трудом снимаем комнату в одном из домов.

Завтра перелет в Москву и оттуда домой. Экспедиция окончена!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.